Снова Джидду Кришнамурти


 Джидду Кришнамурти

http://sabbathian.files.wordpress.com/2012/01/jiddu-krishnamurti.jpg?w=640

 

     Весь день стояла жара. Находиться вне дома было сущей пыткой. Многократно отраженное дорогой и морем солнце, и без того немилосердно палящее, казалось еще более ярким на фоне белого цвета домов. Ландшафт, прежде покрытый буйной зеленью, был выжжен и приобрел желто-золотистый оттенок. До сезона дождей было еще далеко. Иссушенный ручей тянулся извилистой песчаной лентой. В тени деревьев укрылось небольшое стадо коров. Пастушок сидел в стороне, бросая камешки и напевая что-то. Его деревня находилась в нескольких милях отсюда, и мальчик был предоставлен самому себе. Тощий из-за недоедания, он был, тем не менее, полон жизни, и песня его была весела.

     Позади холма стоял дом. Мы дошли до него на закате дня. С крыши дома были видны зеленые верхушки пальм, которые непрерывной волной тянулись вплоть до желтых песков. Пальмы бросали желтую тень, а их зеленые шапки отливали золотом. За песками раскинулось зеленое с серыми бороздами море. Белые барашки волн устремлялись к берегу, глубинные же воды оставались тихи. Малинового цвета зарево разлилось по облакам, хотя солнце садилось далеко от них. Показалась вечерняя звезда. Несмотря на прохладный бриз, крыша была еще горячая. В доме собралась небольшая группа, которая ожидала здесь уже некоторое время.

 

     Я замужем, у меня есть дети, но я никогда не чувствовала любви. Я начинаю сомневаться, существует ли она вообще. Нам доступны чувства и волнения, страстные желания и их удовлетворение, но я не думаю, что нам известна любовь. Мы часто говорим, что любим, но при этом всегда сдерживаем себя, как будто утаиваем что-то. Пусть на физическом уровне мы поначалу можем отдаться полностью, без остатка, но даже здесь сдержанность со временем проявляет себя. Подобная сдержанность — это не что иное, как следствие поверхностной чувственности. Что-то неизмеримо более глубокое так и остается непробужденным где-то недостижимо далеко. Мы встречаем и теряем друг друга в клубах дыма, позабыв о пламени. Почему же между нами нет огня? Почему это пламя не горит без дыма? Не стали ли мы чересчур умными, чтобы уловить дыхание этого пламени? Мне кажется, что я сама слишком начитана, слишком современна и до нелепого поверхностна. Несмотря на то, что я могу говорить с умным видом, мне кажется, что я по-настоящему глупа.

 

     В глупости ли дело? Не идеализируем ли мы любовь, как нечто большое и светлое, достижимое только лишь при соблюдении определенных условий? Хватит ли нам жизни, чтобы выполнить все эти условия? Мы говорим о красоте, мы пишем о ней, изображаем ее на полотне, в танце, мы читаем о ней проповеди, но сами мы лишены красоты так же, как мы не знаем любви. Нам известны только слова.

     Там, где имеет место сдержанность, утаивание чего-либо, там нет чувствительности. Чувствительность означает жить открыто и незащищено. В незащищенности нет страха завтрашнего дня и нет никаких гарантий. Такая открытость исполнена невысказанной истины, в ней ключ к неизведанному. То, что открыто и уязвимо мы называем прекрасным; то, что защищено и замкнуто в себе, неизбежно лишено чувствительности и ограничено.  И тупость, и острота ума есть не что иное, как форма самозащиты. Открывая одну дверь, мы предпочитаем держать закрытыми другие с тем, чтобы свежий воздух шел по задуманному нами пути. Мы избегаем выйти вовне или хотя бы открыть все двери и окна одновременно. Истинная чувствительность не приобретается с ходом времени. Тупой ум никогда не станет чувствительным. Тупое всегда остается тупым, и для глупости нет пути к просветлению. Сама попытка обрести понимание есть выражение глупости. Не в этом ли наша проблема? Как часто мы хотим стать кем-либо или достичь чего-либо, а глупость только укореняется в своей силе?

 

     Но что в таком случае я могу сделать?

 

     А делать ничего и не надо. Просто будьте такими, как вы есть — нечувствительными, невосприимчивыми и невнимательными. Предпринимать какие-то шаги в этом плане все равно, что избегать то, что есть, а игнорирование фактов, — наиболее яркое проявление глупости. Что бы ни было предпринято в этом состоянии, тупость останется тупостью. Человеку, лишенному чувствительности, не найти истинное восприятие. Все что вы можете сделать, это осознать то, кто вы есть. Позвольте полотну вашей жизни развернуться полно и без малейших препятствий; любое вмешательство с вашей стороны будет исходить из нечувствительности, глупости. Прислушайтесь, и ваша нечувствительность сама расскажет свою историю. Не истолковывайте и не спешите действовать, просто слушайте, не прерывая и не интерпретируя, до самого конца. Тогда станет возможным и правильное действие. Но не действие важно, а то, как вы слушаете.

     Только открыв этот неисчерпаемый источник, вы сможете дарить без оговорок и боязни, что что-то иссякнет. Придерживая что-то, вы питаете страх окончания, однако лишь окончание, завершение укажет вам путь к истине. Дарить по-настоящему означает не ведать пределов. Мы же даем от избытка или от недостатка. Мы даем, чтобы брать. Много или мало, но в этом всегда есть ограничение. Этот предел — это дым, это желание, за которым следуют зависть, гнев и разочарование. Дым – это страх времени, дым — это память и накопленный опыт. На самом деле мы ничего не дарим, а только пускаем клубы дыма. Желание спрятать, придержать что-то неизбежно, так как дарить, по существу, нечего. Делиться — это не то же самое, что дарить. Само сознание того, что вы что-то делите с кем-то или даете кому-то, делает единение невозможным. Дым — не пламя, но мы ошибочно принимаем его за пламя. Осознайте дым, таким, какой он есть; не старайтесь разогнать его клубы, чтобы увидеть пламя.

 

     Могу ли я зажечь этот огонь или это доступно только избранным?

 

     Вопрос не в том, сколько людей могут зажечь это пламя: единицы или большинство. Такой ход мысли приведет нас в тупик иллюзий. Нас же интересует само пламя. Сможете ли вы зажечь его так, чтобы не было дыма? Понять и ответить можно только изучая дым, наблюдая его безмолвно и терпеливо. Рассеять дым у вас не получится, так как сами вы и есть этот дым. Дым пройдет, появится пламя.

!